На перекрёстке миров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На перекрёстке миров » Цитадель. Перекрёсток Путей. » Дом-на-Перекрёстке


Дом-на-Перекрёстке

Сообщений 151 страница 179 из 179

151

Мика видела всё, что происходит. Она не понимала. Она давно тронулась крышей. Или думала, что тронулась. Впрочем, неважно. Всё равно в момент свертывания Перекрёстка она увидела Гипер.

Гипер был всегда.
Ему все равно.
Ему наплевать.
Он цвета вина и крови.
Багровые тучи.
Как в книге Стругацких.
Гипер.
Сводит.
С ума.

Когда всё стихло, на крыльце лежало в неестесственной позе тощее тело белобрысого навигатора. Глаза её были открыты и пялились в распахнутое небо, словно в надеде увидеть там невозможное. А сердце не билось.

152

Яростный ветер отогнал туман ещё дальше, чем тот был, открывая лежащее без признаков жизни тело.
- Небо!.. - выдохнула та, что в белом, торопливо отворачиваясь и закрывая глаза. Упала на колени в траву, прислонилась спиной к дубу, прижала к стволу ладони. - Вот так...
- Ааа, Пустота и её Тени! - взвыла одновременно с этим Пастырь, одним прыжком оказываясь около навигатора. Легонько - хворостинкой вдоль тела. Пульса нет. Реакции на раздражители отсутствуют. Но, говорят, если прошло меньше, чем полчаса с момента остановки сердца... если душа ещё не ушла, если хочет вернуться...
Наблюдательница, спокойно поднося чашку к губам, смотрела, как Пастырь пытается вернуть ушедшую. Массаж сердца девочка-подросток делала довольно искусно. Где научилась?.. Нани отхлебнула кофе и решила: в Мирах. Интересно, что забрало Мику - здесь, в Межмирье?.. Наблюдательница пристально посмотрела в небо, впрочем, не надеясь ничего увидеть. Перекрёсток был её Домом. Достаточно безопасным для неё Домом.

153

Холодно... За что так холодно...

Первый навигатор корабля класса боевой крейсер "Раймондо" бортовой номер MSN 4568 90.67 11 тысячи раз за свои почти два десятка лет, начатые в колбе генетической лаболатории станции Секста-Прим системы Сириуса, вводила в гиперпространство корабли самых разных типов: и лёгкие серебристые челноки для таких же психов-навигаторов, как и она сама, могущих провести в Прыжке до месяца, и средней тяжести корветы, - контрабандистские, пассажирские, военные, курьерские - в меру манёвренные и упитанные, и крейсера, самые большие корабли, способные садиться на планеты, одним из которых был красавчик-брюнет Раймондо, чёрный как араб и ироничный, как Омар Хайям, и даже линкор был в послужном списке Мики Фобос, восемнадцатилетнего навигатора с правленым геномом.

Ненавижу...

Из этих 18 лет первых 14 она провела в колбах разнообразных кораблей, подключённых к бортовым системам корабля и к центральной операционной системе. Всё, чем она жила, были цифры. Миллионы цифр для миллионов систем уравнений разнообразных систем координат.

Багровый мир...

Пока однажды, 4 года тому назад её не вытащили из колбы, и не отпустили на все четыре стороны. Просто громившие имперский линкор наёмники, случайно наткнулись на навигаторскую рубку и на ЭТО, висящие на зажимах в текучей жидкости, сильно смахивающей на формалин. Кто-то из них отстрелил турельки, которые ещё работали, второй треснул его по башке и вежливо попросил не бушевать. Потом открепил цииндр с редким зверем-Микой внутри и отнёс в медблок крейсера "Раймондо". Там она и пришла в себя. Девочка 14 лет, которая впервые в жизни увидела человека глазами, а не сенсорами корабельных систем; которая впервые в жизни услышала собственный голос, а не скрипящие звуки из динамиков, в которые преобразуются цифровые сигналы из мозга; которая впервые в жизни почувствовала усталость, а не износ двигателей; девочка, которая 14 лет была дорогущим процессором для боевых тактических компьютеров, училась быть человеком.

Больно...

Она жила в гипере подолгу и не боялась его, скорее, научилась симбиозу, отключая всё, кроме чистого разума и бегущих електроимпульсов по информационным цепям. А теперь гипер обрушился на неё с Перекрёстка, как лавина на крохотный городишко. И не просто гипер. Гипер она бы выдержала.

Безумие...

За Гипером были миллионы миров. Каждый со своим безумием, холодом и болью.
У неё просто не выдержало сердце.

154

- Ччёрт...
Пастырь разогнулась, тихо провела по лицу тыльной стороной ладони. Из-под костяшек легли прозрачно-грязные разводы. Пальцы второй руки сомкнулись на смешном тонком прутике. Навзрыд, уже не в силах копить боль:
- Сёстры...
Наблюдательница сжала пальцы так, что ручка кофейной чашки хрустнула, чудом уцелев. Старшая впилась глазами в спину бессильно сидящей на траве подростка. Бессильно?..
- Отвернитесь!..
Стон рассекаемого воздуха. Незачем звать... это на Перекрёсток. Хватит с него одной Сестры.

"...второй Зов за одно время-пространство... дождусь ли ответа - хоть на один из них?.."
Светлые пряди, выбившиеся из косы, стелются по воздуху - словно ветер навстречу. Режет глаза, заставляет щуриться. Больно и холодно.
"...я взываю к тебе, вечный мой противник. Я, Пастырь Пустоты, Страж Миров, Хранительница Пятого Ключа... да ты и так знаешь все мои титулы. Прийди, я хочу пересмотреть Договор..."

Межмирье промолчало.
Пастырь проглотила слёзы и начала сначала.

- Я взываю к тебе...
Снова и снова - как автомат повторяя слова призыва. Захочет ли откликнуться? Вряд ли забыл их прошлую встречу, их прошлый Договор...
Тихий смешок - то ли ветер шутит, то ли чудится плывущему сознанию. Тихий и неверный - но Пастырь узнала интонацию и подняла голову. Облегчение и горечь.
"Откликнулся..."

- Ты звала меня, - голос показался бы невозможным кому другому, но только не Пастырю. Казалось, звуки перетекают в другие не согласуясь ни с тональностями, ни с тембром, ни с громкостью. Он был всюду и одновременно его не было, и до боли приходилось напрягать разум, чтобы понять смысл произнесённого. Пастырь не дрогнула.
- Да, - сказала она и повторила громче: - Да!
- Я знал, что так случится, - на подростка хлынула лавина эмоций, словно окружающее пространство обрело способность чувствовать: тоска, отчуждение, и одновременно - гордость, торжество и предвкушение. - Ты хочешь попросить?..
Он не закончил, наслаждаясь возможностью услышать эти слова от той, что всегда шла-против.
- Да, - Пастырь не запнулась и не стала упрямиться. Покорно повторила, - Я хочу попросить тебя о помощи.

- Ты сказала! - прогрохотало-прошептало пространство. - Что же тебе надо от меня... Пастырь?
В словах звучала неприкрытая издёвка, а глубже - боль и какая-то усталая ненависть. Подросток проглотила и это.
- Я не буду ходить вокруг да около, - ответила она. - Мне нужно разделить моё сердце.
Казалось, это заявление вызвало у Пришедшего-на-Зов лёгкий шок. Во всяком случае, ответ пришёл после недолгого молчания и главной составляющей его было любопытство:
- Что ты имеешь в виду?
- Это, - хрипло выдохнула Пастырь и положила руки на тело Мики.
В лицо подростку повеяло холодом, но она терпеливо перенесла и этот знак пренебрежения (или, возможно, внимания?). Тот, кто пришёл, задумался и ответил не сразу.
- Что же ты предложишь взамен?
- Пересмотр Договора, - твёрдо сказала Пастырь. - Но для этого тебе нужно явиться сюда... Воплощённый. Я не могу договариваться с твоими тенями. При пересмотре должны присутствовать обе стороны.
- И свидетель, - из Межмирья-пространства мягко, и в то же время невероятно тяжело шагнул... юноша? мужчина? Неровно стриженые волосы, небрежная одежда, разный цвет глаз. Пастырь медленно поднялась.
- Нани! - позвала она в сторону. Наблюдательница появилась почти мгновенно. Встала там, в стороне, строго и холодно взирая на обоих.
- Ты доволен? - кротко спросила Пастырь, сжимая в ладонях ветку. Стоящий-напротив едва заметно кивнул. Действительно, лучшего свидетеля, чем Хранительница Памяти, выбрать было сложно.
- Что же ты можешь предложить? - вновь спросил он и усмехнулся.
- Ты знаешь мои возможности и власть, - Пастырю до ужаса надоела игра, но сегодня был не её день, чтобы диктовать правила. - Твоя цена?
Противник картинно коснулся подбородка.
- Нууу... - протянул он. - Ты же не считаешь, что я забыл нашу прошлую встречу? ("Началось," - с тоской подумала девочка.) Вытеснение моих владений за пределы Сущего, лишение Основ, заключение в это тело, - лицо его исказилось от отвращения, - столетия скитаний... Чего я должен желать, по-твоему? Или так: что я спрошу с тебя за твою просьбу?
Пастырь терпеливо ждала.
- Я. Хочу. Свободы! - внезапно жарко заключил Противник, и глаза его взблестнули.
В душе подросток содрогнулась. Она готова была к переделу Миров, к тому, что Пришедший потребует обратно то, что она последний раз отняла у него, готова была позволить многое... но отдать - Ему - последний, Пятый Ключ, избавляющий от Облика-оков? Это стало бы ударом...
- Нет! - услышала она свой голос как бы со стороны, но тут же поправилась: - Это слишком невыгодная цена за разделённую жизнь. Ведь это связывает меня с другим телом, это уравнивает нас. Но если...
- Да? - спросил Стоящий-напротив.
- Если мне удастся вернуть ей её жизнь, тогда... - с усилием выговорила Пастырь, запнулась - и подолжила: - Тогда я отдам тебе Ключ.

155

- Согласен! - кивнул Противник, и Пастырь видела, как тяжело ему сдерживать торжество. - Но знаешь ли ты, чего просишь? Это тело - лишь одно из многих Отражений существа, подобного тебе. Осколки её сути рассыпаны по многим и многим мирам. Тебе может не хватить сердца на достижение цели! Ты готова пойти на это?..
- Да.
- Тогда на время поиска я возьму залог. Если ты не вернёшься, он останется у меня навечно. Вот это, - рука Пришедшего вытянулась, указывая на тонкую хворостину Пастыря.
- Но... как же... - вырвалось у девочки. В смятении она переводила взгляд с прутика на Мику... и взяла себя в руки.
- Согласна, - тихо сказала она и протянула прут Противнику. - Возьми. Но будь осторожен, ты знаешь, что произойдёт, если сломать его.
- Знаю, - усмехнулся он, принимая тонкое дерево. - А теперь...

- Открой глаза, - Пастырь легонько потрепала Мику по щеке. - Ну же, открывай! Это я, ты чувствуешь? Нам пора собираться...
Теперь у них было на двоих одно сердце. И пока оно билось ровно и спокойно.

156

- Ты встала на Путь своей Наставницы, - произнесла Наблюдательница за спиной Пастыря. - Ты помнишь, чем это кончилось?
- Помню, - отозвалась Пастырь. - Не думай, что мужское тело затуманивает мне глаза. Моя наставница - тоже часть... Его. Но, - она с силой стукнула землю Перекрёстка, - я вырвусь, я выберусь, слышишь?! Я останусь собой...
Наблюдательница пожала плечами. В общем-то, ей было всё равно.

157

Какая дикая ночь... наверное, зацвела полынь - в воздухе, мокром и тёплом, еле слышной ноткой плывёт её запах. Ещё не полнолуние, но луна, огромная и жёлтая, выплывает над лесом, тут же высвечивая перистые облака в полнеба. В разрывах проступают  звёзды - молочным шлейфом. Шарахаются прочь серые кошки, обратившиеся в чёрные тени. Дикая ночь...

158

Отзвуком бывшего: пещера, снаружи идёт дождь, внутри горит костёр, ворох одеял, и сидит, обхватив колени руками, чутко прислушиваясь к звукам извне, девчонка... Глаза у неё - тоска и боль, а место это - Дом уже несколько месяцев, точка ожидания, место встречи, которая с большой долей вероятности не состоится, а если и состоится, то неизвестно, чего от неё ждать.

159

...А ещё - нарастающее напряжение в груди: имя "Скай", ненароком срывающееся с губ к месту и не к месту, желание плакать и глядеть в звёздное небо,  полусны-полубред на границе сознания, ещё не прорвавшийся в этот мир, ещё не всплывшая, но уже ощущаемая память... Чёрная, Чёрная Двойница, Бредовая, Галакта, я и ты - это одно, и мне так же до безумия хочется вернуть твоего Ская! Только живи, Душа Вселенной, только - живи сама...

160

...Вздыхаю и вхожу, оглаживая стены Дома. Обхожу кругом, проверяю плющ и виноград, сбегающие с балкона второго этажа - пышно зелёные листья раскинулись, на кончиках блестят капельки. Где умудрились дождь словить? Давно не было...
Окна открыты, занавеси колышет ветер. А мне не хочется уходить, но что поделаешь, Дом, - надо, я очень устала за этот год, пора в моё Заповедное место, чтобы не достали - в Деревню пора. Весь-то год она мне снилась, вот и время свидеться...
- Я буду скучать, Дом... - я прижимаюсь к янтарным брёвнам, тёплым-тёплым, солнцем нагретым. - Очень буду! Ты уж дождись меня снова...
Вечный страх - однажды, возвращаясь, не найти своего Дома там, где он был, где оставила его. Мало ли что ведь может случиться, и волны небытия размеренно катятся не только по мирам, но и по межмирью - не дай Небо, заденут... Исплачусь ведь, истоскуюсь по этому месту! Сиротой останусь без Дома...
Перекрёсток не отвечает, нет на сердце ни предчувствий, ни знания, и стоять дальше у стены становится неудобно. Дом словно бы замечает: иди уже, там встретимся, Истинная. Я подожду, Перекрёсток всё равно не даст заскучать...
- Тогда до встречи?..
- До встречи!

161

Прилетаю к Дому откуда-то сверху, помахиваю русыми косами. Приземляюсь на балкон, встряхиваю плащ из звёздной пыли. Несколько искр выбиваются из общего полотна и гаснут.
- Привет, Дом! - говорю радостно, пробираясь внутрь через приоткрытое окошко и чуть не падая на пол. - У меня тебе подарок, новый запах!
Ветерок влетает следом, треплет подол. Я открываю кулачок, и вокруг растворяется мягкий, еле уловимый аромат мокрых перьев - словно птица под дождь попала... Слышу шелест занавесей, смеюсь.
- Да-да, я люблю тебя! Просто все разбежались снова, и мне не нужно больше огромной крепости - на себя-то одну...
В пушистом-препушистом ковре ноги утопают по щиколотку. Усталая, опускаюсь в эту мягкость, лениво смотрю сквозь огромное - от стены до стены - зеркальное окно многоэтажки. Где-то там край неба начинает светлеть.
- Говорят, спать на рассвете вредно, но это не страшно, так ведь, Дом? Ну, за встречу!..
Я подношу к губам второй кулачок, и ледяная вода обжигает высохшее в полёте горло. Медленно стаскиваю с кос резинки, треплю волосы. Становлюсь похожей на колли - нежность в лице, свелые, пушистые, чуть волнистые пряди вдоль щёк, - ручная, да, ничего не поделаешь. Устраиваюсь по-удобней и прикрываю глаза. Надо отдохнуть с дороги...

162

-  Ай-таэ, ай-ли лайли таэ...
Отголосок звёздной колыбельной вертится и вертится в голове. Забралась на кресло-качалку, свернулась поудобнее и пытаюсь подремать хоть часок перед работой. За последние двое суток, потому что Дома буду лишь в два ночи... в лучшем случае, а это как раз время моего пробуждения в поезде вчера. Больше я и не спала. Уснёшь тут...
Кажется, научилась ждать. Ситуация выросла, вызрела и...
Прислушиваюсь к себе, ловлю мелкую дрожь по всему телу. Такой шок был у меня и после сна, но сон одно, а вот когда он становится реальностью - другое. Я до сих пор не уверена, что - правда... тем более, что я привыкла видеть в нём друга. А кого он привык видеть во мне, вот в чём вопрос... хотела бы я взглянуть на себя его глазами. И когда всё так изменилось? У меня сознание перестраивалось - понятно, не раньше уже упомянутого сна, хоть я и свернула процесс, увела вглубь... но у него-то когда перемкнуло отношение ко мне?!.
Нужно дошивать золотистое платье. Я в нём очень хорошо выгляжу. Ай-таэ, ай-ли лайли таэ, сестрёнки, неужели время снам пришло?..

163

"Люблю Вику. Обожаю Воина," - вывожу пальцем по прозрачному стеклу. Оно морщится, идёт волнами, но моя воля твёрже его структуры.
"Сейчас или никогда..." - и такой шок по всем... системам, по всему организму, что удивляюсь - и как выдержала, как посмела тогда, как поймала-таки единственный момент, раскрывший ситуацию? Да, до сих пор не могу поверить, что не грезила; неужели - Скай? нашёл? нашёлся? Так и не смогла назвать ему его имена - но и зачем, ведь всё-таки здесь существуем. Всё вспомнила, чтобы всё забыть. Время, да...

164

(в главном зале)
Сарэ сидела на коленях рядом с эльфийкой, положив одну руку ей на колено, как сидят пажи рядом со  своим господином.
Просто сидела, уперев взгляд в пространство....а второй рукой что-то крутила в кармане ветровки.

165

Если я ухожу в лето - это что-то да значит...
Легко спархивая с кресла, я заглядываю в зал, в соседнюю комнату. Мамочка спит, а может, просто ушла - у неё тоже так много миров, и везде требуется взгляд да присмотр; Саре терпеливо сидит у её ног и держит ладонь на её колене - словно дала присягу. Я киваю ей:
- Пойдём на кухню, перекусим?
При этом лихорадочно вспоминаю, что в холодильнике есть готового. Выходит, что ничего. Но это не проблема.
- Будешь помогать мне печь калачики?
Вспоминаю лакомство из творога, которое лучше-всех-на-свете готовит моя бабушка, невольно облизываюсь. Делаю несколько шагов по коридору.
Кухня высотного дома в центре мегаполиса оказывается ромашковой полянкой.

166

Некоторое время смотрю на бело-жёлтые цветы - и тихо закрываю дверь. Поворачиваюсь и приваливаюсь к дереву спиной. Меня начинает бить озноб.
- Д-д-д-дом...
Откуда-то из стен бьют золотисто-жёлтые нити, обнимают, обволакивают пеленой, заключают в мягкую и невесомую паутину выходящее из-под контроля тело. Задыхаясь, ловя ртом воздух, пытаюсь ослабить связь между содержанием и формой. Не выходит. Напряжение растёт, - уже на грани боли...
- Айххха...
Пальцы пытаются сорвать оболочку - напрасно, и я тихо оседаю на пол, круглыми от ужаса глазами глядя в меж-пространство. Что-т-то рвётся наружу, что-то пробудилось в эту быструю пятидневку-осень, сорящую листвой уже в первые дни своего наступления?..  Это всё неправильно. Берёзы должны стоять до последнего, и пепельные их пряди облетают всего за два дня в конце сентября-середине октября. Так почему сейчас всё стремительно желтеет и выцветает - в первую же неделю?!..
...Кажется, я слышу приближающееся ощущение-себя, просьбу-веление: дай форму!.. но я устала, я давно не открывала двери дома новым Сёстрам, мне хватало уже существующего... Кто идёт? Что стоит на пороге? Почему мне так страшно?!..

167

Сарэ встала и пошла за этой девочкой, столь странной и неожиданной. В какой-то момент она дернулась обратно, к Эльфийке...присела, и прислонив ее руку к своему лбу, замерла. Вторая рука так и перебирала что-то в кармане, потом вынырнула из глубины ветровки и протянула хрустальный шарик.
-Это  Ваша девочка, Ваша звездочка, Это та ее часть, которая всегда с Вами. Так пусть она будет у Вас.
Сарэ вложила шарик в ладонь эльфийки и резко вскочила.

и уже догоняла ту девочку, частью которой сама являлась.Ту, давшую ей этот мир, и подарившую ей, Сарэ, частичку себя.

Она не успевала, что-то происходило там, за этой дверью, билось и боролось....там, где меня нет!

Сарэ бросилась к двери и распахнула ее....

168

В золотистом свете, в белых цветах - белые обводы брони. Грустные голубые линзы-глаза за серыми пластиковыми "очками". Тонкие металлические лопасти, сложенные за плечами на манер стрекозиных крыльев.
Стрекозка...
Небольшой трансформер-вертолёт, сидящий на земле и совсем по-человечески обхвативший руками коленки, поднимает голову, когда Саре врывается в кухню, ставшую поляной Лета. Оптика светлеет:
- Саре!
Беленькая порывается навстречу пришедшей, но берёт себя в руки. Будучи воплощённой в метале, так неудобно кого-то обнимать!..
- Саре... видишь, что случилось? Меня позвали, я очень понадобилась - представляешь, в реале! - и я пришла... вот такая!
Обводит взглядом полянку, жалобно:
- Только что же теперь будет с моим Домом?..

169

Сарэ со всех ног бросается к этому ребенку, этой смелой девочке, не побоявшийся дать им этот дом, этих  себя...

она опускается на коленки рядом со Стрекозкой и берет ее за руки. поворачивает их ладошками к себе и поочереди целует каждую. Потом прижимает их своим щекам
-Не грусти, Звездочка, - Сарэ обнимает этого светлого ребенка.
потом отпускает руки, садится перед ней по-турецки и опять берет за руки.
- Рассказывай, - одну руку Сарэ по-привычке пихает в карман ветровки. Достает от туда сжатый кулачок, который раскрывает только протянув его к Стрекозке, - это тебе!
На ладошке лежит маленький шестигранный дайс, на каждой стороне которого выбито по шесть точек, а через уголок просверлена дырочка и продета цепочка...тоненькая, как паутинка.

170

Небольшой трансформер грустно смотрит на девушку - сверху вниз... Металл не в пример коже - он не способен чувствовать прикосновение.
Но от тепла он - теплеет.
Стрекозка улыбается.
Осторожно пытается подхватить стальными пальцами тонкую цепочку с ладони Саре.
- Спаси-и-ибо!
Растопыривает антенки на голове, приподнимает голову, ещё раз, счастливо:
- Спаси-и-ибо! Я его под лобовое стекло повешу! :)
Вертолётик шевелится и усаживается поудобней. Радостно:
- Меня просто капитан нашёл, Оптимус. Вычислил по "воспоминаниям", которые я в Сети выкладывала. Оказывается, существует база, они там в пол-отряда окопались. А я уже из нового цикла, и вот здесь воплотилась, в Н-ске! Я уже ещё одного из нас, из нового цикла нашла, Когтя! И странно было бы, если б не нашла!
Вот теперь создаём филиал Базы :)

171

Потому и здесь *вздох* редко теперь появляюсь... Дом нынче проявлен - немного, но... о да! - в реале...

172

-Рада за тебя, ребенок!
Сарэ понимает, что такое найти дом живой, настоящий,  а не игрушечный, здесь

Просто немного грустно....но это пройдет.
- я ведь тоже не настоящая, вы сами меня создали, правильно? так что я все понимаю...я все чувствую нутром, потому что собрана я из кусочков...кусочков ваших душ, по-этому привязана к вам. к тебе привязана...Удач тебе, Вечный Ребенок, Звездочка, иди с Б-гом, иди спокойно.
Сарэ сидела, смотря снизу вверх на это сокровище, которое она узнала, случайно, оказавшись в нужное время в нужном месте...
Откинула назад волосы, поцеловала кончики пальцев и подула на них, посылая девочке воздушный поцелуй

173

------------------------------другое время, другое место-------------------------------

большое, просторное помещение, яркий, чуть приглушённый стеклом свет проникает даже в самые дальние его уголки. Прежнее, "мегаполисное" окно во всю стену осталось, но стало другим - чуть выгнутым, словно секция какого-то шара в его части чуть выше "экватора". Серо-серебристое напыление идёт по верхнему и нижнену внешнему краю стекла.
Изменился пейзаж за окном. Сеть ниточек-переходов висящей в воздухе паутиной соединяет то Здание, частью чего является эта комната - а точнее, этот отсек, так как комната не одна в моей власти, - с десятком куполов, из которых вырастают изящные острые шпили, правда, куда меньшего размера. Белое, белое, белое радостное сияние, глянец и серебро, хотя большинство поверхностей - матовые, чтобы не слепило, не концентрировало лучи солнце.
А солнце здесь - яркое, белого каления металл, и вместе с тем почему-то не жестокое, почему-то воспринимается очень легко - невероятно мощный источник энергии в небесах...
Меж куполов разбиты парки, отсюда деревья кажутся маленькими. Может быть, потому ещё, что память говорит: НАСТОЯЩИЕ деревья должны быть выше тебя во много раз, а эти лишь по макушку высотой. Что поделаешь, трансформ...
что поделаешь, жизнь...
В стенах помещения - серии кнопочек, это выдвижные шкафы, в них хранится мой инструмент. Ведь я - Целитель этого места, Целитель Белого Города, и горжусь тем, что добилась этого звания. Вообще, это - моя мастерская, здесь я провожу операции, если есть задание работать в Белом Городе, а не, как обычно, мчаться сломя голову в другой конец галактики...
А сейчас и заданий нет. Редко так бывает. Мой ноутбук ровненько и тоненько попискивает на одном из развёрнутых столов. Спиритёнок, дух... верный товарищ. Он неразумный, но почти-почти...
Я сажусь у окна, прямо на пол, и отдаюсь занятию - наблюдать.
Потому что Белый Город - живёт.
Всюду - движение. Глаз выхватывает силуэты в переходах, в парках, на дорогах и в помещениях, открытых солнцу. Мои коллеги, пациенты, новички, рабочие, гости, хотя последних мало... Белый Город - закрытая территория, мир врачей многих и многих звёздных систем, здесь проводятся Советы, здесь ставятся самые смелые эксперименты, здесь идёт обмен опытом...
Это тоже мой дом. Уже довольно давно. И я нужна здесь...
...я. Веточка. Стрекозка. Целитель Белого Города.

174

белый город планеты Мастер. Голубые купола в золотой дымке огней. Голубовато зелёные сады периметра, под палящими лучами звезды. Разве мы не отстроили город? Я не знаю, стал ли он удобней того, какой был, но мы очень старались. Это могут сказать только врачи, которые его приняли и живут в нём, и я слышал многие противоречивые мнения на эту тему.
Я жду, когда настанет час и солнце Земли станет ярко жёлтым, потому что и так в этом мире много горя и не хочется ещё прибавлять к этому, пусть и не нарошно. Бравый переминается с лапы на лапу, ну не может Динобот стоять спокойно когда радио выдаёт такие перлы как: "Я его слепила из того, что было" или" Синеглазые дельфины наскакали на спине" По моему, наскакать на спине только белоглавые прыщи могут. поэтому забавно. Шаттл то прячет голову под крыло посмеяться, то вытягивает на длинной шее оглядывая окресности. К лесам у него отношение не особо доверительное.
Но, нам пора.

  - ВЕТОЧКА?! Ты готова?

175

Я улыбаюсь, вполне понимая реакцию Бравого. Кому как не филолгу по образованию, режет ухо "Попроси у облаков подарить нам сладких снов..."
- Да, капитан!!! - я вскакиваю с ответом, прежде, чем понимаю, что не знаю, о чём речь. - Ээээ, а к чему?

176

- Не расстраивайся, я просто хочу забрать тебя на экскурсию. Ты ещё вернёшся, ведь я понимаю, что значит оставить своих друзей чёрт знает где. Просто я думаю, что этот дом стал тебе маловат.

177

- Мммм.... да, пожалуй, ты прав, - оглядываю Дом. Перекрёсток вспыхивают, очертания пространства плывут, вновь расползаясь серым туманом. Жалобно: - Но я не забуду этого места, оно будет ждать меня...
Вспорхнув, подлетаю ближе. С ноткой интереса:
- А куда Вы меня хотите на экскурсию?..

178

...А где-то наверху заскрипел диван, прощаясь с гостем. Скрипел диван, скрипели половицы, скрипели усталые кости, пока он просыпался.
Расчесал спутавшуюся челку; не спеша переплел обе косички, заправив их за уши, пригладил отросшую за время сна бороду -"долго же я спал!"- и, вздохнув, слез с дивана.
Что-то было не так.
Талтир вспомнил сон, который снился ему все это время: будто он спит, год за годом, и пыль оседает на него слоями, и седины в волосах все прибавляется, а борода и усы уже напоминают шерсть впавшего в спячку медведя. А зеркала уже запылились так, что и не отражают ничего... Вот именно на этом сон, кажется, и прервался.
Нашарив ворсяную сумку, затянув ремень, гость подошел к окну и какое-то время посмотрел на убегающую тропинку. Приоткрыл окно.
- Жаль...
Развернулся от окна, осмотрел на прощание комнату, шепнул: "мир этому дому..." - и, перешагнув через раму зеркала, как через порог, оттолкнулся от нее - уже там, внутри - и обернулся серой, пыльной вороной, на груди которой все так же висел все тот же топаз в обрамлении из тоненьких бронзовых веточек. Каркнув истошно на прощание, ворона захлопала крыльями, оставляя густые облака пыли, и исчезла в дымке бесконечной череды отражений.

На полу осталась лежать лишь сумка с кипой исписанных листочков на непонятном языке - лишь один человек смог бы прочесть их, кроме написавшего. Кроме сумки, о госте напоминали лишь клочья слежавшейся пыли, лежавшей на рамах зеркал, на полу, да его же следы на ней, ведущие к зеркалу.

179

...мир...
...и показалось, оказалось ли, при случайном взгляде назад, что Дом - это всего-лишь десткий рисунок на зеркале, акварельные краски на полотне чистого, покрытого с одной стороны амальгамой стекла, и сквозь дымчатые полупрозрачные края мазков проступает то исконное, что было прежде всего и вся - серая мгла междумирья, узловая точка дорог и путей, жемчужная бусина в перекрестье пространств...
"...удачи!"


Вы здесь » На перекрёстке миров » Цитадель. Перекрёсток Путей. » Дом-на-Перекрёстке