На перекрёстке миров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На перекрёстке миров » Цитадель. Перекрёсток Путей. » Дом-на-Перекрёстке


Дом-на-Перекрёстке

Сообщений 61 страница 90 из 179

61

Главная зала

- Да... - высунулась из-под ёлки голова Ользаны. - Что тут поделаешь? Эхх, вот если бы можно было...
Мечтательно откинулась назад и стукнулась затылком о ветку.
- И какая пылища поднялась, когда Лун их обрушил, :lol:  - смеётся, потирая место удара. - Классно, да? А хочешь, я колу раздобуду? Только чшшш! - шёпотом, в сторону мамы. - А потом мы её напьёмся и пойдём играть в снежки? А?

62

Девушка чувьтвовла, что разговор тут ведется о делах былых. Чтобы не мешать вспоминать прошлое давним друзьям (?), она уселась в предложенное ей кресло и погрузилась в свои думы...
Огонь мягко потрескивал в камине и успакаивал своим танцем.

63

- Существует ли это место на самом деле?-переспросил Талтир - Существует ли... А много ли на свете вещей, про которые ты можешь сказать, что они существуют? Вот я - существую? Наверное, да. А мое отражение? Наверное, нет. А я и оно, когда мы сливаемся воедино? Наверное,- Талтир весело ухмыльнулся, хитро глянув на Лину,- не очень?
...Как показывает мой опыт,- Талтир чуть задержался, отвесив Нани-наблюдательнице легкий полупоклон,- существует вообще все. Надо только искать... И - знать, где искать. Или - как. Знаете, на что похож Зеркальный Коридор изнутри? На вереницу комнат, почти неотличимых друг от друга. Почти - но не совсем. Загляните в зеркало. Думаете, там все будет совершенно идентично? Минимальные, почти незаметные отличия есть всегда - и они накапливаются, пока ты идешь по коридору, пока не превратят место, из которого ты вышел. в нечто совершенно новое. И так же незаметно порой меняются физические законы, пока ты однажды не заметишь, что, например, воздуха начинает не хватать, как в горах. Слава Б-гу, что это происходит плавно...
Ттут Талтир спохватился:
- Ох, простите, заговорился... О чем это я?.. Просто я уже столько раз формулировал это про себя, что сейчас не удержался и воспроизвел вслух. Так вот, про два Дома... А если этот Перекресток - это место соединения, в первую очередь, этих двух домов, находящихся в разных мирах? Ведь каждый Перекресток - тоже мир - почему бы и им не пересекаться? Или, скажем, плавно перетекать друг в друга, как делает это этот Дом? Ведь каждое его состояние тоже где-то существует во вполне постоянном виде, правильно?
Или, скажем, это могло бы быть пересечение всего двух Миров... Я, к сожалению, слишком мало знаю о нем... Но, как бы то ни было, идея отдохнуть здесь, с вашего позволения, мне очень нравится. Тем более - почему бы и не подождать её здесь? Может, и появится...
...
- Говорите, комната возле чердака? Приятно, очень приятно... Просто я чердаки люблю... Ну, что ж - мир этому дому!
И любитель чердаков и зеркал поклонился куда-то вдоль лестницы, выбрав направление спиной к двери, после чего отправился отдыхать после долгого пути.

64

Главная зала

Откуда-то сбоку в поле зрения девушки возникла рука, протягивающая небольшой пузатый бокал. В нём плескалась некая прозрачная, чуть голубоватая жидкость, от которой пахло снежной прохладой и чем-то неуловимо печальным... Порой, когда на неё смотрели краем глаза, казалось, что в бокале проскальзывает чья-то тень, но разглядеть точнее ничего было нельзя.
Валинта опустилась рядом с гостьей, коснулась губами своего бокала. Предложила девушке маленькое блюдечко с мороженным.
- Оно жжётся... немножко, - пояснила. Улыбнулась - чуть-чуть. - Как Вас зовут? Вы так и не сказали... Расскажите о себе, если хотите. Или - о чём-нибудь, о чём угодно...

65

Второй этаж. Чердак.

- Благодарю, очень интересно, она узнает... - отозвался шорохом Дом, потому как Хранительница Памяти ушла, не ожидая ответа. Это странное Отражение вообще редко шло на диалог. Появится, скажет своё слово, устроит окружающее пространство, исчезнет... а ещё оно единственное девизом своим считало "Равновесие и равнодушие".

Небольшая уютная комната имела три окна на три стороны, а с четвёртой стороны - узкую дверь и за ней - лесенку под крышу одной из башен. Уж оттуда всё окружающее пространство просматривалось замечательно...  Кровать была прикрыта цветастым пледом, гардероб тёмного орехового дерева в углу, два зеркала на противоположных стенах, пушистый коврик, по которому регулярно пробегали волны, словно он дышал. Лина подмигнула гостю и заметив, что если что понадобится или станет скучно, то можно звать... кого угодно, кто-нибудь да придёт, - ушла, оставив его одного.

66

Дзирт шутливо погразил Ользане пальцом
-ишь ты,против родительского разрешения идешь-потом оглянулся и прошептал-Тащи скорее,а потом в снежки...Эх,жаль у нас в Мензоберанзане не было снега...

67

Девушка попробовала мороженное - действительно, вкус очень странный, и чуть жжется...но было вкусно.
- мое имя Алорин. Я путешествую по стране, практикую свои знания и получаю новые. Я только закончила академию.... У Вас здесь очень красиво, и так уютно! Кто же создал все это?

68

Зала с Елью

Ользана хитро кивнула, осторожно скользнула мимо задремавшей в кресле Нэладиэль, не удержалась и погладила уставшую эльфийку по волосам.
- Спи, мамочка...
На цыпочках прокралась было к выходу - и тут её догнал невысокий подростковый голос:
- О! Кого я вижу! Тётя выбралась из-под Ёлки!
На девочку смотрел 14-летний подросток с прекрасной птицей сине-белого оперения на руке. По лазурной одежде скользили серые тени. В глазах сияли икорки радужно-розового цвета.
Ользана покраснела, побледнела, показалось - сейчас грохнется в обморок. Возмущённо, топая ногами:
- Не смей!.. Не смей меня так называть!!!.. Город, балда, какая я тебе тётя!.. Я что, по-твоему, толстая и плакса, или сухая и с постным лицом, или чужая тебе?!.. Я требую, чтобы ты звал меня Сестро-о-о!...
Дальнейшие слова были неразборчивы, потому что Город расхохотался - мальчишка-мальчишкой! - и, сгребя девочку в охапку, попытался заткнуть ей рот её же косой, приговария: "Что ты орёшь, милая тётя, ну что ты вопишь? Разбудишь сейчас бабушку..."
Ользана аж поперхнулась... Пнула наконец мальчишку в коленку, и, спасаясь от птицы, пулей вытелела из комнаты.
- Дзирт, беги оттуда!!!.. - донёсся её голос. - На Кухню!.. За мной!..

69

Валинта нахмурилась, что-то вспоминая. Потом снова улыбнулась, собираясь с мыслями.
- Это место - точка пересечения Миров. Вы ведь наверняка знаете, слышали - "...есть бесчисленные Миры, и Вечная Жизнь..." Так сказала Мария Семёнова, одна очень хорошая писательница из мира Наблюдательницы. И вот эти бесчисленные миры где-то должны соприкасаться друг с другом. А иначе - они замрут, погибнут, остановятся без развития. Иногда случаются... петли. Я - не я, Валинта, а другая, Первая, её зовут Саятани, - она жила сначала в одном мире, не зная о других, а потом встретила Странника, способного ходить меж Мирами. И... так играло мироздание. Ему подсказала этот мир она же, но - иная. Прошедшая уже десятки миров. Та, которую этот Странник когда-то вытащил из первого мира, погибнув сам...
И замкнулся круг судьбы. Саятани нашла способ вырваться за грань своей жизни, вышла на эту дорогу. Правда, способ был жестокий - ей приходилось умирать для очередного мира, совершая переход. А потом... однажды... она -я - Анона - нашла это место. Его нам... подарили. И до сих пор это - самое большое чудо из встреченных в Мирах и меж ними.

70

Огоньки смеха плясали в глазах - куда денешься от эльфийского слуха? - и, спрыгивая на пол, разбегались звонкими бусинами. Вслед Унесшейся Вихрем:
- Ользана, чудо мое ненаглядное!
Легкий хлопок в ладоши - и на столе - серебряное! - ведерко, в котором подозрительно что-то шипит - тихо-тихо... и из которого самую капельку пахнет валерьянкой. КОтище начинает принюхиваться - раньше, чем кто-либо заметил хоть что-то... ну еще бы, известный кошачий наркотик! А Нэл, продолжая неслышно смеяться одними глазами, отворачивается и делает вид, что вовсе тут не при чем...
...в камине пляшет пламя, и легкий невесть откуда взявшийся ветерок бродит по комнате... ведь кто-то же позвал его, раз он появился? :)))

71

Главная Зала

Сидящая у камина на шкуре тихонько подкидывает полено в огонь. Оглядывается на Нэладиэль, улыбается.
- Мама, гляди... - тихо-тихо. Раскидывает ладони, и меж ними - огнистое ожерелье из тоненьких-тоненьких бусинок. Бусинки постукивают и потрескивают - словно смеются... Вопросительно-лукаво: - Это не ли ты обронила?..

72

Крыльцо

...Чёрный деловой костюм. Тонкая оправа очков. Туфли на каблуках. Узел волос на затылке. Чёрная папка в ладонях.
Наблюдательница.
Смотрит вдаль c верхней ступеньки. За спиной - дверь Дома.
- Перекрёсток, отзовись, - говорит она.
Местность вздыхает, "туманится", тает. Принятый было двоящийся вид - степи и леса - покидает её. Пропадает в небесах солнце.
Меж-мирье. Слои пространств, которые очень тяжело описать простыми человеческими словами. Бесконечное движение.
"Ты слышала Гостя? - шепот из-за плеча. - Очень разумно... там, где про изменение и другие Перекрёстки..."
- Знаю, - негромко. - Что, всё пытаешься понять, что ты есть? Не хочешь не-быть?
Сознание позади "фыркает".
"Чем я хуже Города?"
- Ничем. Ты иной. Ты - Дом. Оплот. Опора. А Город - мальчишка... Созданный. Не мешай.
Ощущение сознания за спиной пропадает...

Наблюдательница медленно поднимает руки и раскрывает папку. Кипа листов А4, скреплены степлером, края подрагивают, словно неощутимый ветер пытается их достать, расшвырять, развеять...
- Бери.

И Нани выпускает папку из ладоней - с крыльца, в туманную глубь...

73

Второй этаж. Чердак.

Войдя в комнату, Талтир первым делом поискал глазами зеркала. Как он и предполагал, Дом не забыл даже об этом...
- Спасибо,- прошептал Талтир, и,- показалось ему или нет, но, на окне дрогнула занавесь, и в шорохе её Талтиру послышалось: "пожалуйста"... Или - "отдохни"?..
Ковер мягко пружинил под ногами, утопавшими в ворсе, и Талтир понял: когда он будет уходить - а он будет уходить, с горечью подумал он, не зря же одно из его имен в переводе на нормальный язык звучало как "Скользящий", или "Вечно Уходящий"... Так вот, когда он будет уходить, последним, что изменится в череде отражений, будет этот ковер - пока и его не исковеркают, не перекроят и не сотрут сотни, тысячи зеркал...
Чуть слышно скрипнула половица под ковром. Талтир вздрогнул и прошелся несколько раз из угла в угол, от гардероба до окна, аккуратно наступая сперва на внешний край ноги, возле мизинца, и лишь потом перенося вес на всю стопу. Пару минут в комнате было тихо, только выл за окнами ветер - да и то еле слышно. Наконец, удовлетворенный результатом, он остановился у кровати.
Талтир присел на корточки и погрузил пальцы правой руки в мягкий ворс. Улыбнулся и подумал: чем этот ковер станет там, куда упирается взгляд вошедшего в Зеркальный Коридор? Когда идешь - надо не отрываясь смотреть сквозь отражения вперед, как можно дальше - и тогда где-то далеко, в серой мгле, появится совсем не та комната, в которой находишься сейчас... Но, чтобы она появилась, надо идти к ней. Идти долго, почти бесконечно. Удастся ли сохранить его в этом долгом пути? Хотелось бы...
Скользящий вздрогнул. Глаза его оказались прищурены, взгляд вдруг недобро стрельнул куда-то вверх. Улыбка пропала.
- И все же,- с хрипотцой прошипел он,- ну кому?! Кому это все надо? Почему нельзя просто дать мне покой?..- усталый голос звучал все тише,- Почему даже здесь я не могу не думать о том, куда пойду завтра?..
И подумалось - может быть, сам путник ответил себе, может, это Дом усмехнулся его бессилию, его року, влекущему - нет, скорее уж, волочащему,- поправил себя путник с усмешкой,- беднягу по дорогам и отражениям - а, может быть, это ответил-таки Тот, к кому он обращался - так вот, подумалось: не стоило, ох, не стоило давать опрометчивых клятв... И никак не стоило овеществлять их, написав на бумаге... И тем более не стоило заливать короткие, синими чернилами написанные строчки, своей же кровью, меняя её - капля за каплей - на тяжелую, странную судьбу... И уж точно не следовало клясться самому себе, тем самым отказываясь от возможности быть от клятвы освобожденным,- ибо единственный, кого ты не можешь освободить от данной тебе клятвы - это ты сам...
- А самое главное,- дополнил вслух свои же невеселые мысли Талтир, обращаясь к самому себе,- стоило подумать над формулировкой, и не заявлять, что найдешь Её, что бы ни случилось, хоть на краю света, хоть за краем оным... Ну, вот ты и вполне так себе за краем. Доволен?..
Ветер за окном всхохотнул напоследок и утих. Стало совсем тихо и спокойно, и пригорюнившийся путник присел на кровать и закутался в плед. За окном становилось темно...

...Талтир лежал, свернувшись калачиком, и, уже засыпая, слушал, как в щелях чуть приоткрытых окон поет сквозняк. Путник высунул голову из-под одеяла, и ветерок погладил его по щеке. Он тоже знал, что это такое - вечно идти, искать, и никогда не знать покоя...

...И где-то совсем уж на краю сознания - ветер ли напел, или просто вспомнилось,- прозвучали строчки песни:

Два ветра гуляли над брошенным полем, они меж собою вели разговоры,
а поле клонилось, а солнце к закату, а ветры гуляли, вели разговоры.

- Ой, мамочка-мама, что же мне так странно, почему мне сердце железом сковало?
Ой, мамочка-мама, где мои руки, где моя сила, что со мной было?

- Ой, мой сыночек, кленовый листочек, резной да кудрявый, горький, зеленый.
Брось в окно песочком, позабудь былое, пусть не полюбит, зато не забудет.

- Ой, мамочка-мама, что мне так странно, почему я вижу даже то, что скрыто?
В море вижу камни, в цвете вижу семя, только тебя я, родную, не вижу.

- Ой, мой сыночек, кленовый листочек, боль не обида - поболит да выйдет.
Пусть позабудет, зато не разлюбит. Брось ей песочку в любое оконце.

- Ой, мамочка-мама, если бы мне раньше, был бы прозрачным, стал бы лучистым.
Там, где высоко, подошел к тебе я. С тобой бы, родною, да не разойтись бы.

- Ой, ты сыночек, кленовый листочек, на тонком черешочке висеть - не сорваться...

...Когда песня отзвучала - Талтир уже спал.

Отредактировано Скользящий (2007-03-12 05:50:01)

74

Зала с елью

- Летать хочу... - шепнула Анона, поднимаясь со шкуры и застёгивая на Нэл ожерелье. Торопливо, сжав ладонь у сердца, легко побежала к выходу. Миг блеска - мерцание ли? - показалось, что на месте Воплощённой Печали возникла иная... Летящее непроглядное покрывало-дымка, фата, мга, - словно крылья - серебряный венец, прижимающий невесомую ткань на лбу, и лица не видно - она не обернулась, а если бы и обернулась... Звёздная Сущность, глянувшая в одно из своих Отражений, не оставляет видимого взгляду следа. Потому - прежняя, Истинная, - вылетела на крыльцо...

75

Крыльцо

...и споткнулась о холодный взгляд.
- Наблюдательница!
Отголосок прежнего страха в голосе... не забыть, никогда не забыть - ту, что лишает памяти, ту, что лишает эмоций, ту, что стирает боль... не всегда они были Сёстрами.
Однажды одна была охотником, а другая - жертвой.
И не её заслуга, что вышло - так, как стало.

...и вслип - когда видит тающие в мирах белые листья...
- Нани!..
Прислоняется к косяку - внезапно оставили силы. Шёпотом-стоном:
- Зачем?!.
Закрывает глаза. Голова кружится. Три года...
- Это не ты.
...три года жизни...
- Это не ты.
...жизни /там/, жизни Творца...
- Это не ты. Это твои рамки. Как все мы - кого ты сотворила. Мы - твоя любимая сказка. Но это - не ты...

76

Крыльцо

Обречённо сжалась на ступенях. Пеленой - волосы.
- Ты не станешь собой, пока не позволишь себе быть свободной.
Тихо шелестит платье.
- Ты не полетишь, пока будешь цепляться за прежний облик.
Взгляд - тёмный, как ночь.
- Ты не сможешь жить, пока не поймёшь: твоё сердце - это ты!
И твой Город - это ты! И твой Дом...
- ...это я...

Открывает глаза.
Звёздные глаза сквозь полупрозрачную фату.
Пространство начинает мелко-мелко трястись.

- Я знаю.
Улыбается.
И всё пропадает. Точнее - становится прежним.
Хозяйка памяти отступает на шаг.
- Но ведь это - такая красивая сказка, верно?
Анона чуть подпрыгивает и - воспаряет в воздухе. Склоняет голову к плечу. Русые пряди - лохматятся от ветра.
- Сестра, я и не заметила... Ты ведь тоже стала иной.
Наблюдательница отводит глаза.
- У тебя светлая голова и... ты тоже чувствуешь. Это уже не поотрицаешь, - легко и нежно улыбается, - просто по-другому. Тебе стало тесно - той, какой ты была, у? Вырваться за пределы своего образа... Ты умница, Сестра!
Но давай пока играть по правилам? - подмигивает. - Чтобы не смущать гостей? Перекрёсток, я лечу!
Поводит плечами - и ныряет в появляющийся воздух, словно в сон...

77

Главная Зала

Богиня снова делает глоток из бокала. Кажется, она немного смущена.
- Вот. Это достаточно сложно... Перекрёсток пропускает нас через себя и снова делает нас - нами. Но... это место - наш Дом. Где бы мы ни ходили - каждая из Сестёр - нам есть куда возвращаться.
Нам есть, что ждать.
Нам есть, для чего жить.
;)

78

(в главной зале)

А в уголках глаз – тот же смех – искристый, звонкий! – и ожерелье светится им, мерцает, и вокруг – тепло-тепло и уютно, и кажется, вьюги могут быть только снаружи – маленькая моя, куда, куда… но отпустить – надо. Дети должны летать. Только так их крылья могут окрепнуть. И – сквозь стены дома, сквозь пространство и время – смех Рожденной Впервые, просыпавшийся бусинками на камни пола Темного Замка, и много-много дорог, пройденных потом – и лица-отражения, лица-сестры – неуловимо одинаковые и разные, и солнечные лучи с танцующими в них пылинками – сквозь цветные витражи стройных высоких замков, и звук патефона – какая драгоценность тогда была новенькая пластинка!, - и туманы, туманы, - покрывалом того, что до поры должно оставаться скрытым – густые, непроглядные… и смех становится мягкой теплой улыбкой, и вокруг – свет и тихое-тихое счастье… разве можно замерзнуть душою – здесь? Так тепло-тепло… и тает старая боль, и затягиваются давние раны… и Дом словно шепчет: «Не торопись… дороги дождутся… не торопись… выпей крепкого душистого чая из трав – и беды покажутся легче наполовину… не торопись… не спеши… разве есть – куда?»

79

Перекрёсток

Не облик, не сущность - Истинная в полёте... Смех, звенящий вокруг, кажется, придаёт силы. Вот - сны, светлые и нежные, раскрывают тюльпановые ладошки, атласно-гладкие, солнце взмывает навстречу из жёлтого-жёлтого, золотистого цветка... Истинная - да что там имена? - Душа ловит его на самые кончики пальцев, осторожно опускает на голову - ореолом протягивается свет, в венок из одуванчиков сплетаются лучи-стебли. Белый лист падает с небес - та откидывается чуть назад, смотрит на него тревожно - "ты последняя, в кого я верю" - и на ладони - порезы, словно слова - осколки, острые и беспощадные.... И тогда Душа размахивается - ладонью круг! "Не я... я только символ Веры, и я не могу быть последней!.. Только -первой!.." Красные капли срываются, падают, и цветы вокруг дома наливаются алым цветом, склоняют потяжелевшие венчики... А Душа - Дух в золотом ореоле - смеётся снова, хохочет, щурит светлые ресницы, в танце кружится над Домом своим, щедро рассыпая блики и отблески. Мелькнула в окнах спящего Талтира, сама себе - палец к губам: "Тише!.." Дом заботливо укрыл спящего тенью от шторы. Осторожно, по воздуху, словно по ступеням - сбежала, просочилась видением золотистым сквозь ледяное окошко над Елью, ближе к земле, и словно рассеяней - не тусклее, но просто: глазам не-видней - свет, и вот - напоенная Силой, приникает к коленям матери, смеётся - тихонечко-тихонечко, и одуванчики на волосах - кивают пухлявыми венчиками...

80

...а на маленьком столике рядом - чашечки тоненького фарфора - низенькие, широкие, то ли пиалка, то ли - застывшей волной молочно-белых боков - привычная по-судинка... и легкий дымок над ними, и запах душицы, смородиновых листьев, цветков бузины - и липы, тонкими-тонкими нотками почти на самой границе воспринимаемого, и - еще какой-то травы, названье которой - давно неведомо... и блюдечки рядом - с нарезанным кубиками индийским сыром и свежими, тепло-душистыми - творожными сочнями, и вазочкой земляничного варенья - даже дух захватывает! - и чем-то, кажется, еще - что еще не определилось с формой... а Белый Кот неторопливо выглядывает из-под еловой лапы, и - обнаружив, что его драгоценная шкурка в полнейшей безопасности (Ользаны-то в зале нет!) - с важным видом, в развалочку, перебирается поближе к камину и вальяжно устраивается там. "Коты - это венец эволюции! А вовсе не... какие-то там... двуногие. Подумаешь..." - и, прижмурив зеленые глазищи, делает вид, что вовсе он тут не при чем... И - ой, как же это? - сразу-то и не заметила! - серебряные подносы с такими вот чашечками и вкусносями - рядом с каждым-каждым - из Гостей... а Сестры, наверное, и с одного столика не застесняются? :)

Отредактировано Нэладиэль (2007-03-12 16:03:58)

81

Главная зала

Неохотно отнимает руку, утомлённо и осторожно поднимает на ладошке хрупкую чашечку-пиалу. Вдыхает, мечтательно закрывает глаза.
- Чудный запах... вот будет лето, и отправлюсь в поход, и буду бросать в котелок травы, и пить такой-же... за лето, мама! Но сначала - за весну!
Делает глоточек, улыбается, глядя из-под полуприкрытых век. По жилам, гудящим после полёта, пробегает тепло. Уже чуть-чуть больше "вернувшись на землю", тянется за творожинкой... которая сочня... удивлённо расматривает, словно не узнаёт, потом всё же решается откусить.
- Свежее... Нэл, ты чудо! Ох, а может, кот тоже хочет?
Отламывает кусочек, протягивает белому мурлыке.
- А?

82

Девушка следила за игрой остальных. Это было забавно.
Она всегда наблюдала за играми других, но никогда не принимала участия в них: либо время не позволяло, либо она занималась... либо ей просто не разрешали. Что ж, она давно смерилась с мыслью, что такие развлечения не для нее...

83

- Алорин...
Нэл становится самую капельку задумчивой.
- Почему? - Встряхивает головой. - Не понимаю... что мешает?

84

Девушка посмотрела прямо на Нел:
- Я не понимаю о чем...
Она знает...
Девушка потупила взор.
- У меня никогда не было на это времени... Мне такое непозволено

85

В светлых глазах эльфийки появляется что-то совсем-совсем нездешнее....
- Время - оно изменчиво... и - ох, как часто - зависит от нас самих... - кто, кроме нас, может заполнить его бег делами настолько, что он превращается в галоп и - некогда не то что остановиться, а просто оглянуться вокруг? Главное - чтобы бежать _не-от-себя_... тогда остальное не так и важно.
Ненадолго задумывается.
- ...а хотелось бы? Чтобы - было позволено, чтобы - мочь и сметь? Да и не позволено - кем? Кем оно может быть - так, кроме - снова же - нас самих лишь...

86

- Хотелось... в раннем детстве... а потом я смирилась. Обычные радости не для меня. Я и так уже нарушила указ, свернув с пути... Но я не жалею об этом. Здесь у Вас так хорошо. Я не чувствую здесь гнет обязанностей... Это так чудесно.

87

- Но как... если хочешь... - Анона в волнении взметнулась с пола. Сорвала с головы золотистый одуванчиковый венок, прижала к сердцу, замерла. - Если хочешь... здесь можно! Здесь можно вернуться! В детство! Не заботясь о том, что подумают взрослые, творить свои дела, не бояться быть смешной и глупой... быть собой! хочешь, Алорин?.. хочешь?..

88

Крыша
Злата сидела на крыше и упорно запускала воздушного змея, подкидывая его в воздух. Змей упорно не желал запускаться, потому что ветер бродил в Зале внизу.
Девочка сердилась и дулась. Больше всего - на Ользанку, которая не позвала её искать приведений и на Анону, лишившую её забавы...
Было скучно.

89

Крыльцо.

К Дому по одной из незаметных троп устало подходил очередной путник. Он шёл медленно, часто останавливался, наблюдая, как Солнце вспыхивает бликами по крыше. Повернулся к Солнечному лику, поднял ладонь так, чтобы заслонить золотой диск, словно сжал его в кулаке и безрадостно, как будто не веря, пошёл дальше, к крыльцу. Приблизившись, юноша вдруг рухнул на колени в пыль и восторженно-судорожно принялся целовать тёплый камень ступеней.
"Боже!.. Неужели это он? Неужели я вернулся? Но он совсем другой, не тот, каким я его помню! Может, не мой Дом?.." - сбивчиво шептал, шаря ладонями в мягкой дорожной пыли.
"Я останусь. Хоть ненадолго. Хоть проверить!" Он поднялся к двери и тихо поскрёбся в дверь. Несколько минут ждал, потом скинул старый рюкзак, вытащил оттуда потрёпанное одеяло и клочок бумаги. С висевшей на поясе бечёвки, с которой свисала всякая полезная, не очень полезная и просто странная мелочь отцепил карандаш. Нацарапав: "Добрые хозяева, не прогоняйте меня с порога, прошу Вас. Если что, я сам уйду, как только высплюсь. Не надо насилия!", он пристроил записку под рюкзаком, чтобы её не унесло ветром, но было видно откроющему дверь. Затем расстелил одеяло, осторожно пристроился в углу просторного крылечка и, повернувшись спиной к свету, задремал.

90

Слова Аноны пробудили что-то внутри... Все мое детство было связанно с учебой и ответственностью... Я просто не знаю, что значит быть ребенком, хотя многие даже в 18 все еще дети...
Я всегда любила все новое и необычное

- А почему бы и нет, задумчиво произнесла она. - Это будет интересно, верно?


Вы здесь » На перекрёстке миров » Цитадель. Перекрёсток Путей. » Дом-на-Перекрёстке