На перекрёстке миров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На перекрёстке миров » Цитадель. Перекрёсток Путей. » Дом-на-Перекрёстке


Дом-на-Перекрёстке

Сообщений 1 страница 30 из 179

1

Как это было

...Серая мглистая дымка. Текучий, переливчатый туман. В тумане, раскинув руки, висит тень. Она больше не может идти за мечтой.
...ты устала. Ты изменилась. Твоё сердце - боль...
Это тихий, гулкий шёпот наполняет Межмирье.
Чей? Мироздания, быть может?..
Отдохни, останься... теперь тебе будет куда возвращаться.
Последние слова - как удар гонга. Тень поднимает голову и кое-как открывает серые с голубизной глаза.
В зеркале этих глаз из серебряного тумана проступают стены Дома.
И - отголосок шёпота, еле слышным выдохом:
Он будет таким, как ты захочешь...

Она вошла в Дом и зажгла огонь. Согрела себе молока и долго дремала в мягком кресле. Ей было холодно, и память миров приходила за ней во сне. Но Дом вставал надёжной стеной, всё изменяя и трансформируя. Дом берёг её. Дом лечил её.
И она поправилась.
А потом получила просьбу о помощи - тоненький голубой конвертик, лежащий на столе.
Так она научилась Переходу. До этого, чтобы прорваться из мира в мир, ей приходилось умирать.

Она уходила, помогала, когда могла, - и возвращалась. Искала Странника, вытащившего её из первого мира, из вины и Ненависти, - и снова возвращалась. Она поняла, как это славно - возвращаться. Она менялась, и Дом менялся вместе с ней.
То бревенчатая изба, то бетонная комнатушка, то высокий замок, то цветущая поляна - ей было не до осознания своей власти над этим местом. Загадка: что заставляет Дом трансформироваться?
Поняла потом.
И когда поняла, туман разорвало солнце, а Дом откликнулся: "Хозяйка..."

Дом был хорош всем. Но в нём было мертвенно тихо. Никто не знал сюда дороги, никто не спешил в гости. Тишина гнётом лажилась на плечи. Иногда она сомневалась: слышит ли ещё?

Вот тогда-то, проснувшись на рассвете, она услышала на кухне стук ножа, и цоканье каблучков в коридоре. Дом тогда был - маленькая деревянная крепостица, в два этажа высотой и со множеством комнаток. Дверь отворилась, и на пороге возникла... она сама же. Очки, строгий деловой костюм. Это уже было. Давно. На Дороге Памяти.
- Проснулась, - констатировала Наблюдательница. - Утро доброе. Сая делает бутерброды, вставай.

Их стало трое, и Дом почти ожил. Жаркие споры, общие дела. Ироничные замечания.
Власть над Домом была общей.
Но бывали моменты - когда замолкали в тревоге, в ожидании, в надежде и Саятани, и Анона, а Наблюдательница и так почти всегда молчала, - и жуткая тишина куполом накрывала Дом.

После их назовут "Первыми Тремя Дочерьми".

Следом появятся новые. Оказывается, каждый Мир Перекрёстка был - слепок с её Звёздной Сущности, и сущности эти появлялись потом на пороге Дома. Истинные и Приёмные, богини и крестьяночки, маленькие и взрослые, весёлые и печальные - Отражения Звезды. Сёстры. Одна большая Семья - больше двадцати лиц!..

Теперь Дом большой. Чаще всего - замок, высокий-превысокий, с тонкими шпилями и мраморными плитами пола. Вокруг Дома - поля, рощицы и постоянно меняющиеся пристройки-убежища - у каждой из Сестёр свои увлечения.
Их мир таков, какими они творят его. Вечно изменчивая Гармония Жизни. Или - стремление сделать его таковым.
Отражения ждут прихода Истинной. Невоплощённой пока Звезды, самой светлой, - той, что сделает их единым целым.
Ещё Сёстры ждут гостей.
И ждут Гостя.
Сёстры ждут...

2

Здесь и сейчас.

- ...Разошлись все, что ли? - ворчливо поинтересовалась Саятани у сидящей на крыльце Наблюдательницы, останавливаясь, опираясь на посох и оглядывая Перекрёсток.
Было на что посмотреть.
В честь чего-то Дом принял вид самого первого общего их обиталища - двухэтажной крепостицы из дерева цвета мёда. Над ступеньками красовался резной навес, но Нани села так, чтобы солнце светило на закрытые веки. Грелась.
- Почти, - последовал ответ с её стороны. - Анона в библиотеке и Злата на крыше.
- Где? - удивилась Тёмная. - Я шла, никого не было...
С крыши донеслось хихиканье. Из-за конька высунулось круглое девчачье личико.
- Не заметила, не заметила!!! Стареешь, Сая!..
- Молчи, вредина! - огрызнулась Старшая, покраснев. - Я тебе желудей принесла, завтра рощу посадим. После того случая с соснами...

В окошко, распахнув резные створки, высунулась Анона. Русые волосы собраны ободком, уже кое-где позапутались.
- Звёздного, Сестра! - поздоровалась она с близняшкой. - Как твой путь?..
- Не нашла! - махнула рукой Сая, уселась на крыльцо рядом с Нани. Устало: - Видать, запихнула Ользана мой Меч чёрти в какую дыру...
- Что Странник, видела его? - судя по голосу, фея улыбалась.
- Мельком. Всё у него нормально. Мне было немного не до того, чтобы расспрашивать...
- Но выглядишь ты лучше, - подвела итог Анона. - Проходи. Дом ждёт тебя...

...Дом ждёт...

3

Здесь и сейчас.

- Ждёт... - хмуро отозвалась Саятани. Поднялась и распахнула дверь. - Ну-ну...
Знакомые по прошлому облику дома ветвистые рога по-прежнему красовались на стенке справа. Тёмная хмыкнула, прислонила посох к красиво торчащему из стены сучку, на котором чья-то рука уже выжгла: "Привет!" - и скинула тёплый плащ. Она вернулась из мест, где царила зима...
- Сая, - донеслось с улицы. Тёмная обернулась и встретилась глазами с Наблюдательницей.
- Они правда рады твоему возвращению, - сказала та.
- А ты? - в голосе слышался сарказм.
Лицо Нани осталось невыразительным.
- А я вышла тебя встречать.
Саятани помолчала.
- Извини, Сестра, - пожала плечами. - Я... я тоже рада вас повидать. Правда.
- Правда-правда? - требовательно спросили сзади.
Тёмная рассмеялась и, обернувшись, подхватила ребёнка и подкинула к потолку:
- Правда, правда!
Поймала смеющееся существо, явно нарочно зависнувшее в полёте, и, порывшись в сумке, извлекла увесистый мешочек.
- Вот, держи, это жёлуди. Мы их посадим на поляне, а когда вырастут, будем учиться ходить по ветвям как по земле!
Злата прижала подарок к груди и хитро-хитро посмотрела на Старшую.
- Это как Лина? Она обрадуется!!!
- Эта эльфийка тоже Дома? - ужаснулась Сая, тяжело переносившая шум и гам.
- Нет, но мы ждём её с минуты на минуту. Вот-вот!

Дом ждёт...

4

Здесь и сейчас.

- О Тьма!.. - выдохнула Саятани по привычке и поплелась в свою комнату - приводиться в порядок. Весть о приходе Лины почему-то её не обрадовала. Злата же, наоборот, вышла на крыльцо. Опустилась рядом с Наблюдательницей, шёпотом поинтересовалась:
- Нани... Нани, как ты думаешь, она надолго?..
- Думаю, нет, - медленно ответила та. - Меч подпитывается её силой и зовёт, я слышу это. А разве ты - нет?
Злата покачала головой, потом прислушалась.
- Я... не знаю, - неуверенно. - Я не всегда понимаю её. Эта... ярость, которую она умеет пробуждать. Зачем она?..
На солнце набежало облако. Наблюдательница открыла глаза и встала:
- Слава Перекрёстку, Злата, что ты задаёшь такие вопросы. Но отвечать тебе я не буду.
Она вошла в Дом, оставив "надувшуюся" девочку одну. Злата посидела немного - и побежала за дом, на большую поляну. Ибо - зачем ждать завтра, если жёлуди можно посадить сейчас?!.

Нани стояла перед Комнатой Мерцаний и держала в руках цветок. Астру, может быть? Она слишком плохо в них разбиралась.
На лепестках закатного цвета ещё дрожали капли осеннего дождя.
Всё было слишком просто. К ней вернулась сила.
Она просто хотела купить себе цветок.
А ей его подарили.

Дом ждёт...

5

Здесь и сейчас.

Нани постояла перед Комнатой ещё несколько мгновений и направилась в Центральную - Обеденную - залу. Цветку нужна вода, а ей... а ей нужен покой.
Она отстранённо и как бы со стороны анализировала своё состояние. Уж не начинает ли она чувствовать? - под влиянием такого количества эмоциональных сестёр всё может быть. Но это было бы неправильно, ошибочно... и тяжело. Как Наблюдательница она назвала бы это "провалом" - и так слишком мало разумных сестёр, а той, что могла бы прийти на её место - и не предвидится. Нет, это ошибка...
Но облака на небе Перекрёстка стали тучами, и спустя некоторое время закапал подозрительно мелкий дождик. Правда, Нани к этому времени уже утвердила цветок посередь стола и вернулась в библиотеку. Под шум льющейся где-то за стенами воды Хроник Дома устроилась в кресле и углубилась в книгу. Она занималась привычной работой - вела оставшееся без опеки племя Эллианы. Оно ещё должно было сыграть свою роль в жизни сейи...

- Чудно!!! - выпалила довольная Злата, выставив руки из-под резного карниза. Дождь смывал с них остатки земли. - Теперь вырастут - быстро-быстро!..
Что-то лёгонькое и очень-быстро-движущееся показалось за пеленой дождя. Злата шарахнулась в сторону - по ступеням, не разбирая дороги, взлетело что-то растрёпанное, рыжее и донельзя мокрое.
- Кто устроил это безобразие?!?!?!?! - возопило существо, потрясая рукавами, с которых стекали ручьи.  Злата наконец пригляделась и узнала Лину - оптимистку, авантюристку и единственную на всю семью эльфийку.
- Эээ... да все, наверное, - мудро рассудила девочка, прикинув, что одна она вряд ли сумела бы вызвать такую замечательную погодку. Лина опустила руки и посмотрела с неясным раздражением.
- Мда, сестрицы... Вам меня явно не хватало! - сделала она вывод и широко улыбнулась, вмиг став привычной, знакомой Линой.
- Нуконеч-но-же! - в один дух выпалила Злата и кинулась обниматься - в распахнутый плащ, в живое тепло, к пахнущей мокрой травой и весенней хвоёй рубахе. Лина нежно укутала Младшую своей накидкой.
- Идём, Сестра! Я так соскучилась! Кто в Доме? Как дела? Мне подарили свирель, представь?! А я играть не умею... Видела братишку с женой - всё оркам покоя не дают! Ах, как мы ходили тогда в поход! До сих пор помню, как Кан мой кинжал на люстре нашёл! :P И камби, сумка-то моя, ещё с тех пор... А ты знаешь, они меня не узнали. Наверное, слишком много времени прошло. Да ты помнишь, наверное, я говорила...
Злата слушала щебечущий голос одной из своих любимейших Сестёр, и ей было тепло и уютно. Она с таким нетерпением её ждала...

Дом ждёт...

6

Дождался?

Дождь прошёл стороной и затих где-то впереди.
Ветвистые разлапистые ели резко оборвались и усталый конь с выцветшим всадником поплыл, раздвигая широкой грудью высокую траву, перемежаемую васильками и горицветом...

...Пыльная дорога исчезала сразу за гнедым крупом поджарого жеребца, пока не упёрлась, наконец, в маленькую двухэтажную крепостёнку словно вылитую из мёда степных пчёл - таких же маленьких и аккуратных.
Дорога оживлённо петляла, пока не исчезла совсем...

...Резной навес, ступеньки, шалая степная трава по сторонам. И никого. ТОлько терпкий, привычный, но всегда новый и осточертелый запах Степи. Бродяга спрыгнул с жеребца. Рассёдлывать не нужно: благо, лайтарский. Понравишься - в огонь и в воду пойдёт, а нет - ничем не удержишь. Похлопал жеребца по лоснящейся шее и огляделся...

...Прошло некоторое время. Мир вокруг неуловимо изменился. Бродяга дёрнул себя за ухо и присел на ступеньку, ожидая хозяев.
Теперь, в лучах заходящего солнца его можно было хорошо разглядеть.
Росту высокого, сложения гибкого, но твёрдого, как степной ковыль, как сухая земля, волосами русый с проседью. Бродяга сидел, распустив ворот пыльной рубахи и глядел в землю, обнимая цепкими пальцами резное древко увесистой секиры. Он глядел в глаза василькам и горько усмехался чему-то своему.

7

Здесь и сейчас.

Дверь за спиной бродяги тихо-тихо, ласково, совсем не пронзительно скрипнула, приоткрываясь.
- Здравствуй, - почти прошептала Анона. Откинула волосы и толкнула дверь, распахивая её шире. Лёгкое голубое с серебром платье и - тон в тон - глаза. Голос окреп, словно вбирая в себя изменения, принесённые чужим, стал громче, обрёл глубину и краски: - Как имя твоё, путник? Куда ведёт тебя Дорога? Войди в наш Дом, если есть на то желание и время. Стань нам Гостем... Хочешь, я позову Сестру, она по-холит, накормит и напоит твоего коня. Ты и сам наверняка устал и проголодался...
В весенних глазах сквозь надежду и ласку стыла печаль, и ладони рассеянно теребили синий узорчатый пояс.

...Позади Дома неторопливо на первый взгляд раскидывали ветви молодые дубы...

8

Бродяга вскинулся на звук, взял секиру на изготовку, круто развернулся, но, заметив девушку, теребящую пояс, осмелился предположить, что она не опасна и выслушал.
- ...и сам наверняка устал и проголодался...
Что-то определённо доброе в её намерениях было. Однако, Бродяга давно разучился слушать слова. Он слушал то, что стояло ЗА, что плескалось в глубине глаз, сквозило в голосе.
Он убрал секиру за спину, криво - горько? - усмехнулся и отвесил вежливый поклон.
Потом смущённо показал на горло, на чуть приоткрытый рот и на нож, висящий за поясом.

9

Здесь и сейчас.

- Прости, я... я поняла не всё, - Анона с виноватым видом пожала плечами. Отступила. - А может, поняла не так. Но ты... входи. Сая! Са-а-аяя!!! - последнее уже в Дом. Раскрывая ладошку, летучим пятнышком света - шёпот-послание Сестре: "Принеси воды... гостю".

10

Бродяга сперва нахмурился, затем хмыкнул (хрипнул?) и сделал останавливающий жест в сторону девушки. Мол, не надо, не трудись.
Но она уже кого-то звала.
Жеребец поднял голову и прижал уши.

11

- Чего? - неверяще высунулась разлохмаченная голова где-то в конце коридора. Настроение у Тёмной явно было ниже нуля. Но - удивлённо взметнулись брови. - Да ты что?!.. Не, сестрёнка, ты погляди внимательней. И учись общаться знаками, Беленькая...
Сая хлопнула дверью. Анона обернулась к бродяге.
- Я не умею, - растерянно. - Разве что научи... научиться.
Вздохнула.
- Научи. Не бойся только. И, пожалуйста, не уходи. Сразу. Я ждала-ждала... хоть кого-то, кому будет нужен этот Дом. Кроме меня. Но... Что я могу сделать?

12

Бродяга поднял глаза на девушку - в глазах его блестели черти.
Он потрепал её по волосам, - рука лёгкая, но твёрдая, словно из лозы сделана, - и стал быстро-быстро что-то карябать на пыли перед крыльцом.
Приглядевшись, Анона пняла, что это слова, написанные строем, чуть напоминающим рунический, только мягче.
"Меня зовут Бродяга. А коня зовут Конь. Только трогать его не пытайтесь, а то ещё укусит или лягнёт, не пиведи Бездна."

13

- Ладно-ладно! - смущённо отозвалась фея. Развела ладони. - Пусть гуляет, где хочет, пьёт из ручья в дубраве... Меня зовут Анона, ту, хмурую - Саятани, мы старшие, и у нас очень-очень много Сестёр: мы живём семьёй...
Анона потянулась в сторону, на несколько мгновений скрывшись за косяком. Потом протянула Бродяге небольшую книжку в берестяной оболочке и мягкий простой карандашик.
- Вот, возьми. Крыльцо - не лучший способ общения. :rolleyes: Извини за мою нерешительность... Так ты войдёшь? ;)

14

Бродяга принял книжку и стило, улыбнулся, кивнул и переступил порог.

15

Дождался!..

Дом встретил Бродягу светлой просторной прихожей. Справа - ветвистые рога, слева - низенькая удобная скамеечка. Рядом одиноко валяется забытый зелёный тапочек.
Анона замешкалась на секунду и зарделась, обнаружив такой непорядок и пытаясь сообразить, на ком она этот тапочек видела. Вспомнить не удалось. Махнула ладонью. "Всё это - шутки Дома..."
Старенький, скрипучий трильяж в углу пристально сверкнул зеркалами, ловя золотые лучи. Анона закрыла на миг глаза, вздрогнув, как от удара. Ах, как любил Дом отражать память, осторожно, лист за листом поднимать картины... без системы, во всяком случае никто из Сестёр системы за ним не замечал. Знали лишь, что - не всегда Дом отражал прошлое. Так, Саятани регулярно видела картины своей полной победы, и мертвенная скука бес-цельности была лишь напоминанием: "Тебе повезло..." Видела Анона себя - не одну. И тот, что был рядом, никогда не отталкивал её там, в зеркалах. Лина видела великий праздник Весны, когда распускались все цветы её мира и песни длились всю ночь, творя новое. Злата избегала жертвенного алтаря, а Ользана... Что видела Ользана? Анона внезапно поняла, что малышка никогда не распространялась об этом. Может быть, она и не видела ничего, кроме себя?
Дом бросил на Бродягу свой первый взгляд. Легко коснулся отблесками лучей, открывая зеркала: что было с тобой, путник, как ты попал сюда, что ищешь?..

16

Здесь и сейчас

...Из коридора, ведущего к сердцу Дома, негромко, на грани слуха, плыла музыка. Вальс, одновременно простенький и трогательный.

- ...Кружилась, оборками платья маня,
Печальней меня, прекрасней меня,
И волосы яркие цвета огня
Светились как будто средь дня...
- Злата сидела на окошке, отбивала ступнёй по стенке ритм и смотрела, как Лина, переоблачившаяся в платье, плетёт ткань из шагов, взмахов рукавими и разлетающихся недлинных рыжих волос. Голос девочки, выговаривающей слова, чуть дрожал: то ли плакала, то ли сопереживала... Вот он истончился, зазвенел струной и покрался наверх:
- А музыка всё звучала,
Не знала конца и начала,
Все гости бального зала
Смотрели, не в силах моргнуть...
А сердце её устало,
Но всё же она танцевала.
Ах, времени было мало -
Постичь того танца суть.

Злата покачала головой и продолжила, почти задумчиво растягивая слова:
- Она мечтою твоей была,
А я - не могла, я слишком тепла.
Но всё же в душе моей не было зла.
Такие вот дела.

А музыка всё звучала,
Не знала конца и начала,
Все гости бального зала
Смотрели, не в силах моргнуть...
А сердце её устало,
Но всё же она танцевала.
Ах, времени было мало -
Постичь того танца суть...

Злата шмыгнула носом. Лина подлетела, почти не касаясь пола, и обняла Младшую.
- Ну, что ты расквасилась? - незло засмеялась она. - Это же песня, только песня...
- Всё равно жа-а-алко-о-о... - залилась слезами Младшая.
- Это кого же? Себя, любимую? - ещё громче засмеялась Лина. - Не печалься, уж если та, другая, и не ты, то давай это буду я! А? Давай? Смотри, волосы у меня - тоже огонь... Ну не плачь, я обещаю с тобой делиться!!!
Злата подняла недоверчивые глаза, потом представила картину "дележа" и - тоже засмеялась. Солнце сверкнуло в росинках на её щеках, но печали они больше не несли...

Отредактировано Anona (2006-11-01 15:50:51)

17

Здесь и сейчас

...ах, как она ждала закрытой двери - чтобы весомым пинком распахнуть створы, хлопнуть громко и нахально: встречайте, Домашние! Явилась истинная Хозяйка Жизни! ...Но Дом приветливо впускал в себя золотистые пронзительные лучи, и дверь была - нараспашку.
И оттого пришедшая всего-лишь всем весом уронила на деревянный пол здоровенный рюкзачище, да свободно и шумно, в полную грудь, вздохнула.
Анона испуганно обернулась.
Пришедшая была широкоплеча и сильна, и прочно стояла земле. На дочерна загорелом лице красовалась уверенная улыбка. В который раз облазил нос - что поделаешь, чтобы стать иной, нужно сменить даже кожу! Сладковатый запах дыма неторопливо запускал лапки в окружающее пространство. Испачканная одежда - травяные соки, следы пепла и дырочки от искр, въевшаяся в колени пыль... Выгоревшие на солнце волосы - растрёпанная, взлохмаченная коса.
- Привет, Беленькая! - невиданная раньше, девушка крепко обхватила Анону, каким-то чудом оказавшись на пару сантиметров выше, и, оторвав от земли, крепко стиснула в объятях. Одна-из-Трёх с трудом выдохнула, вновь очутившись на земле.
- Алина, - звонко отчеканила пришедшая, выбросив в сторону Бродяги широкую ладонь. - И да будет ярой твоя жизнь!

- Чт..?! - подавилась восклицанием вылетевшая в прихожую Саятани. Резко затормозила - словно в стенку врезалась во взгляд новой. Смелый, прямой, яркий... в Дом пришла Сила, равная ей. Но, в отличие от неё, не зависимая от Мечей или Колец, или иных материальных предметов. Нет, это была - Сила в себе, и сейчас Сая должна была сделать выбор - принять или не принять эту...

...И Сая шагнула вперёд. Крепко обхватила Пришедшую за плечи.
- Будь ярой... - Тёмная закрыла глаза, чувствуя, как начинает движение по жилкам горячая кровь Новой, и как что-то обручем стиснуло грудь, - ...Сестра!

Отредактировано Anona (2006-11-13 13:47:48)

18

Вне времени и пространства

Двери Дома были распахнуты настежь.
- ...Правее! Выше! - хрипло, сдувая со лба волосы, командовала Сае Хозяйка. Прохладой обнимающий воздух на несколько шагов окрест пропах хвоёй. В волосах обеих запутался снег, снег же покрывал замшевые сапоги. Сильные руки в белых варежках обнимали толстый ствол с испуганно прижатыми пушистыми ветвями.
- Ёлка!!! Ёлку принесли!!!! - запрыгали где-то в Доме. - Анона, Лина!!!..
- Не мешаться!!! - рявкнула беззлобно Хозяйка. - Готовьте лучше Залу!!!
Топоточек умчался внутрь. Сая и Хозяйка затащили дерево в Дом и опустили на пол, переводя дух.
- Ох, тяжесть, - вырвалось у Саи, опершейся на колени. - Нужно было наших туда...
- Пожалей девчонок! - нахмурилась Хозяйка. - Там мороз под 30ть!
Саятани вздохнула, но промолчала.
- Поднимай! - сдавленно выкрикнула Хозяйка, вновь подхватывая ствол...

19

Сёстры держали двери, ласково укладывали ветви, чтобы не сломались об углы да балки.
Центральная зала, уже убранная зелёным шёлком и шифоном, приняла сейчас скорее вид внутреннего дворика, закрытого от ветров. Вместо крыши - стеклянный витраж, падающие звёзды пополам со снегом. Посреди площадки - Хиничи, Солнечная, руки над выкопанной ямой: греет землю.
Тёмная и Хозяйка осторожно затащили ель внутрь и с усилием опустили комлем вниз. Упали на колени - отдышаться...
- Ой, придурь... - простонала Сая. - Не замёрзли бы!..
- Ага, как же! Как холодно, так сама поди из Дому ни ногой, - фыркнула вторая. Отряхнула ладони, с кряхтением поднялась. - Да ладно тебе! Сделали же?
- И то благо! - отозвалась Тёмная, следуя её примеру. Улыбнулась, глядя, как остальные Сёстры закидавают землёй яму. - Вот и ещё одно дерево Перекрёстка! :)

20

К вечеру стало ясно, что ель прижилась. Лина, эльфийка, сказала, что слышит, как дерево расправило корешки и исследует окружающее пространство. Злата не заморачивалась такими мелочами. Она-то в этом не сомневалась. Она весь день развешивала по шикарным ветвям - в размахе они достигали противоположных стен - радужные шары, серебристые сосульни, различные сладости, и уже разобрала не одну коробку. Маленькие синицы, призванные одной из Сестёр помогали маленькой Хозяюшке. Большая в это время готовила праздничный ужин на пару с Аноной. Сая куда-то исчезла вместе с плащом.
Все ждали вечера, и, пробегая мимо пушистой гостьи, на миг замирали, словно задумываясь о чём-то.

21

...Вечер. Сквозь прозрачный потолок было видно, что вне Дома разгулялся буран. Белыми рукавами кидался он на Дом, словно на вражеский дот, страшно завывал и стучался в стены, ища лазейки. Сёстры забаррикадировали окна, закрыли двери, потушили свет...
На посторонний взгляд Дом мог показаться живым существом, упорно сдерживающим выпады врага.
...В темноте в Главном зале шевельнули нижние ветви ели, и блеснула брошь - голубая бабочка на плече ребёнка. Со стоном Ользана, выпитая до дна неким усилием, как некогда старшая сестра, со следами слёз на щеках, прильнула к шершавой коре, приподнявшись с земли.

Мама! Светлая Звезда, Алетра Нэволина, помоги мне, я не хотела зла... Я всего-лишь хотела счастья, счастья Миру, где оеазалась... Мама, исцели меня, верни мне мою радость!..

22

Серебряный свет - ниоткуда и в никуда, и голос - шепотом звонких льдинок, и легкие, словно не по земле - шаги...
-Что ты, малыш...
Струится вокруг, плывет мягким облаком, стекает с кончиков волос, обнимая пространство и время - искристый серебряно-белый свет, и крошечная звезда мерцает на лбу в тонкой резной оправе диадемы-цепочки - там, где индианки наносят бинди...
-Что ты...
И ветер словно стихает - хотя все так же бьется о стены дома... не ломится - просится - внутрь... к теплу - и к сказке...
-Не надо... он не злой... он просто очень устал...
Тихий-тихий мерцающий мягкий свет. Тонкие легкие руки. Длинные волосы, льющиеся по спине.
-Здравствуй, мое солнышко...

23

- Мама!..
Вскидывает голову на звук шагов, в глазах вспыхивают серебряные хлопья. Сквозь всхлип кидается навстречу, заключает в объятья, приникает ближе. Синяя бабочка на плече, поводя усиками, перебирается по ткани вверх.
- Мама!.. Мама! Пришла, вернулась!.. Я так соскучилась, так...
Снова всхлипывает. Торопливо размазывает слёзы по щекам. Ну теперь-то ты что плачешь?
- Я только хотела, чтобы мир жил!.. а та, которая назвалась Драконицей, разжигала в нём войну!.. Я только показала ей это! Только показала, вложила все силы, потому что Драконы не должны, не могут!.. а когда очнулась, уже была здесь, и без Луна, и счастья не стало... Мама, почему мне так хочется изменить людей?.. хочется, чтобы и они жили в мире?.. почему мне так плохо, когда это не так?..
Головы касаются мягкие руки. И на шее начинает тихо-тихо мерцать пропавшая было искорка. Мягкий свет окутывает душу, и горе отступает перед ним. Ведь теперь - мама здесь, мама услышала и пришла, и всё будет хорошо... мама...
Ёлка тихо качает ветвями, словно соглашаясь. Дереву тоже хочется мира и нежности, и радости. В густой кроне вдруг вспыхивают огни, наливаются светом гирлянды.
- У нас не было праздника, - шепчет девочка, приподняв лицо. - Не было ощущения праздника... Словно он сбился с дороги, сошёл с пути и забыл наш Дом... Мама! Ты останешься с нами? Правда-правда останешься с нами?

24

-Останусь, мылыш...
Мягкая-мягкая улыбка, и все вокруг - словно купается в звездном свете, искроисто-ярком, но от которого совсем не больно глазам...
-А праздник будет, обязательно-обязательно... - уголки глаз смеются, и кажется - слышно переливчатые колокольчики... ой, и правда - елка, качая лапами, звенит! Совсем маленькие, серебряные! И шарики - снежно-искристе, зеленые, как трава, синие, как море, голубые, как умытое дождиком небо... Нэл тянется к ветке - вроде бы пустой! - и снимая с нее крупное оранжево-желтое солнышко апельсина, протягивает на ладони...
-Мррм? - нахальные белый котище с лукаво улыбающимися глазами требовательно машет лапой - а мне, мол??? Нэл смеется и качает головой - ты цитрусовые ж не ешь вроде? - все так же держа на ладони рыжую апельсинину, почти повторяет за котом:
- М? :)

25

Ользана замерла, слёзы в глазах высохли. Прислушалась, завертела головой...
- Мама!
Распахнутые зрачки, изумлённо:
- Мама! Я уже слышала эту музыку!.. Помнишь, давно-давно! Когда же?..
Забавно хмурится. Потом поднимает взгляд. Ошарашенно:
- Вспомнила!.. Когда я сбегала из Чёрного Замка в твой Туманный Замок, в Замок Тишины и Ветра! Эти колокольчики... они звенели на самом грани слуха... тихонько-тихонько... они были словно зов... Так вот откуда!..
Огромными глазами смотрит на ёлку. Несмело улыбается. Растерянно:
- Или... или это была не я...
Тихонько качает веточку, прикрывает веки. Слушает капель колокольцев. В витраж над головой заглядывает луна, выбрасывая тоненькие лучики.
- Мррм? - неслышно подошедший кот лукаво глянул в лицо. Девочка подняла нос и перед собой увидела рыжый-рыжий апельсинчик - и смеющуюся Нэл. Потянула носом, губы сами расплылись в улыбке. Пальчиками коснулась ароматной кожицы плода, спохватилась:
- А ты?
Покосилась вниз:
- И кот вон такими глазищами смотрит! :rolleyes: Мурлыко, мурлыко, ты что ешь? Может, я найду здесь что-нибудь и для тебя?.. ;)

26

Все еще смеется - но уже одними лишь уголками глаз
- Я не хочу, ешь...
А потом чуть заметно поворачивает голову - и на еловых ветках (особенно нижних, конечно - чего еще по высоте-то ползать) смеются оранжевыми боками крупные рыжие солнышки апельсинов. А в самом-самом низу, на самых больших и толстых ветках - зеленые, лишь ненамного светлее хвои - грейпфруты - правильные, с тонкой-тонкой кожицей, горьковато-сладкие на вкус...
Котька, со стороны наблюдавший за происходящим, с чувством собственного достоинства встряхивает ушами и говорит "Мр-ря". Нэл, чуть кивнув в его сторону:
- Траву, например... йогурт - фруктовый, желательно... за хурму на край света пойдет... и иногда мясо. - смеется - Это не хищник, это полутравоядное существо какое-то!
Потом серьезнеет, и - уже - тихоньечко, совсем-совсем тихо...
- Все - ты, хорошая... просто памяти легче - так, когда - разные... а все равно ведь, все равно - ты...

27

- И впрямь, - смеётся в ответ девочка. - Животное, ты на себя не похоже! Ну ладно, хурминка где-то у меня должна была заваляться, надо дёрнуть Злату, она знает, сама-то я не очень до этого... фрукта! :P
Ныряет к выходу, позабыв апельсин, но.... Дом наполняет шорох-шёпот-мерцание, начинают смещаться и смешиваться тени, реальность плывёт и капает, словно плачет где-то свечка. Ользана замирает, поднимает голову, словно - услышав далёкий-далёкий звук. Оглядывается, находит глазами Нэл. Успокаивающе-серьёзно:
- Не... не бойся, ма. Так надо. Это - мерцание, дыхание Звёздной сущности. Оно... Ладно, погоди, я сейчас.
Выскальзывает за шелестящую завесь. По той проходит волна, радужное сияние отражается в шарах, бежит по фруктам, колеблется на щеках эльфийки.
Словно бы вздох. Дом успокаивается, застывая в иной своей форме.  Зала становится огромной полусферой, кажется, занимающей всё пространство прежнего Дома. В центре купола - отверстие, сквозь него в свете разноцветных огоньков медленно падает пухлявый нежный снег. В одной из стен вспыхивает камин за узорчатой решёткой, рядом - поленница дров. на полу - частичо ковры, меж камином и ёлкой - паркет, начищенный до блеска.
На ковре - пара кресел и маленький столик с рыжей астрой в баночке из-под колы (?!) и блюдом с схарными булочками.

28

...Под потолком - шелест. Тысячи недлинных серебряных ленточек застывшим в полёте дождём тревожно шепчутся, когда их касается ветер. Из-за ели раздаётся вздох.
Она выступает из-за лап - несмело, словно боится показаться... чужой. Облик не ребёнка - девушки. Белая шаль на плечах.
- Мама? - спрашивает она, щурясь. - Это ты?
Поднимает ладони. В одной - пакет с надписью "СМЕТАНА", в другой - половинка хурмы. Задумчиво смотрит на это "богатство".
- Мне это было нужно... А, да! Где-то здесь бродил кот! Большой, белый. Это ему. Точно!
Первая улыбка. Медленно подходит.
- Садись ближе к огню, Нэл. Я так давно не видела тебя открытой мыслям... Я хлопну в ладоши, и кто-нибудь принесёт горячего шоколада. А кот вспрыгнет мне на колени, и я его угощу вот этим, - улыбается ещё раз, голос звучит нараспев. - И тогда зазвучит тихая музыка, покажется, что по залу кружатся пары. Тогда ты наконец расслабишься и что-нибудь расскажешь. А то...
Печально, отводя глаза:
- А то ты словно... напряжённый комочек, словно чужая, словно призрак... Я позвала тебя - правда! Но не затем, чтобы ты тонула в моих жизнях: я хочу, чтобы ты, чтобы ты жила здесь, мама. Не пыталась стать такой, как я тебя помню, а была здесь такой, какая - ты...
Опускает плечи. Тихонько:
- Мам... я не обидела тебя?.. мне кажется, ты мучаешься здесь...

29

- ...А ну, кто здесь унывает?!. - с воплем влетает в зал маленькое,  золотистоволосое, скользит по паркету и, не удержав равновесия, падает... прямо на кота. Тот, ошарашено мявкнув, спасается под ёлку. Золотоволосое поднимается и, приводя в порядок платье:
- Ну, где мой апельсин? ;) Анона, ты его ещё не успела... эээ, приватизировать? Ой, не успела!!! - вихрем подлетает, голубоглазая, как утро, лёгкая, как облако, - Мама, мама! А я вот как могу!!! - взвивается в прыжке, и вот уже - сидит на спинке кресла, болтает ногами и смеётся. - Так больше никто не умеет! Злата попробовала - и... и... и упала! - сквозь смех. :lol: Я здесь главная!!!

30

- Главная, главная, - легко улыбается Старшая, отступает. - Кто же сомневается... А гостей у дверей кто встречает?
- Нани, - закатывая глаза, объявляет Младшая. Откидывается назад над креслом, зависает в точке, когда кресло ещё стоит, но уже готово рухнуть. Раскидывает руки. - А ты кого хотела?
- Да нет... - тихо отвечает та. - Нани тоже ничего. Саюшку не видела?
Отражение активно трясёт головой. Кресло дрожит. Смеётся:
- Она бы тебя... если б ты её так обозвала!
Анона фыркает, подхватывает Отражение под плечи, заставляет сесть нормально.
- Она опять ушла. Тёмная, несчастная... ей так и не нашлась цель, а жить без цели никто и не научил. Жаль...
- Да и пусть! - дуется Отражение. - Без неё дышится легче!
- Не понимаешь, - печально. - Она хорошая, она настолько хорошая. Малыш, просто она не умеет по-другому: только преодолевая себя и других она - живёт. Но это не жизнь. Не жизнь...
Вздыхает. Подхватывает девчонку, что-то мурлыча, внезапно кружит по залу. Русые волосы во все стороны... Отражение смеётся, вырывается из рук, приземляется аккуратно, поправив складочки платья, обратно на спинку кресла. Расковыривает шкурку апельсина. Думает, протягивает Старшей дольку.
Та опускается прямо на мягкую шкуру у камина, подкидывает брёвнушки в огонь. С прикрытыми глазами посасывает кусочек рыжего солнышка - видно, как о чём-то далёком и невесёлом думает Старшая...

У плотно закрытых дверей Нани, закутанная в пух и мех, зажгла два фонарика, подмела ступеньки, потом же раздобыла книжку и опустилась на крылечко. Хозяйка где-то в полутьме махала лопатой. Таскала мимо вёдра с водой. Кажется, готовила ледяную горку. Своими ручками... Наконец, устала, опустилась рядом. С улыбкой в глазах чуть откинулась назад.
- Ну что, Наблюдательница, наблюдаешь кого-нибудь?
- Нет пока, - ровно ответила та.
- А погляди! - Хозяйка обхватила Сестру за плечи, и ту охватила ночь... - Гляди, какие звёзды! Неужели это - никто? Неужели для тебя Дом - никто, и я - никто?..
Нани закрыла книгу. Осторожно сняла с плеча руку Сильной.
- Ты - одно из Отражений. Дом - сердце моё, а Звёзды - это Сёстры, и они смотрят на меня. Но никого из гостей я пока не наблюдаю...
- Ну, да, - вздохнула мягко Хозяйка. Прикрыла глаза. - Я, кажется, забыла что-то... Посижу-ка пока с тобой. Так кажется - вот-вот вспомню...
"Конечно, - Нани искоса взглянула на Сестру. - Вырвала из себя самый важный кусок жизни - и считает, что сильна этим? Ну-ну... "


Вы здесь » На перекрёстке миров » Цитадель. Перекрёсток Путей. » Дом-на-Перекрёстке